Известные люди

»

Матвей Ефимов

Матвей Ефимов Matvey Efimov Карьера: Авиатор
Рождение: Россия, 7.1.1943
Гвардии старший лейтенант М. А. Ефимов совершил 280 боевых вылетов, сбил лично 3 и в группе 19 самолётов противника. 0 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Родился в 1909 году в деревне Пашково, сегодня Кардымовского района Смоленской области, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. Жил в Москве. Учился в Академии им. Н. Е. Жуковского. С 1931 года в Военно - Морском Флоте. Окончив Ейское военно - морское авиационное училище, служил в нём лётчиком - инструктором.

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. Воевал в составе 5-го истребительного авиационного полка ( с Января 1942 года - 3-й Гвардейский ИАП ), был командиром звена, комиссаром эскадрильи, потом авиаполка. Сражался в небе Ленинграда, оборонял Кронштадт.

К Апрелю 1942 года начальник звена 3-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 61-я истребительная авиационная бригада, ВВС Балтийского флота ) Гвардии старшой лейтенант М. А. Ефимов совершил 280 боевых вылетов, сшиб лично 3 и в группе 19 самолётов противника. 14 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза. В Августе 1942 года назначен заместителем командира полка по политической части.

7 Января 1943 года погиб в авиационной катастрофе. К тому времени совершил 352 боевых вылетов ( по другим источникам - 324 ), провёл 106 воздушных боёв, в которых уничтожил 9 самолётов противника лично и 29 ( по другим источникам - 22 ) в группе с товарищами. Награждён орденами Ленина ( дважды ), Красного Знамени. Похоронен в городе Кронштадт. В Ленинграде есть улочка носящая имя Героя.

* * *

Это было на 10-й день войны. Наши войска вели ожесточённые бои с немецкими моторизованными и танковыми колоннами на Двинском направлении. Здесь, под Двинском, насмерть стояла советская пехота. Насмерть дрались и балтийские лётчики.

Вечером вышел очередной "Боевой листок". Эскадрильский художник нарисовал парторга Матвея Ефимова с ключом от Берлина. В стихотворной подписи, сделанной комсомольцем Игорем Каберовым, редактором "Боевого листка", говорилось, что ключ от фашистского логова в надёжных руках.

Надёжность - это, пожалуй, самое главное свойство парторга 3-й эскадрильи. Прежде всего он был надёжен в бою, потому как что вечно оказывался имецно там, где наиболее угрожающе. С ним твердо чувствовали себя новички. Он учил их осмотрительности, хладнокровию и решительности в действиях супротив превосходящих сил противника. А сражаться в равных составах, скажем, четвёрка на четвёрку, эскадрилья на эскадрилью, тогда не приходилось. Четырём балтийцам неизменно противостояли 10, 15, а то и 30 врагов, и надобно было овладевать умением ударять противника, сколь бы его ни было.

Особенно непочатый край пришлось летать в Июле 1941 года, когда без малого ни одной схватки над Балтикой не проходило без участия Ефимова. В те дни он открыл боевой счёт лично им сбитых вражеских самолётов. Тогда же и окрепла его приятельство со штурмовиками. "Илы" ещё не имели стрелка, лётчик был единственный, как на истребителе. Немцы, просто, наносили потрясение с задней полусферы, что называется, в спину. Но живым щитом являлся для штурмовиков Матвей Ефимов. Удивительно стремительно он стал мастером сопровождения. Случалось, враг группой нападал на Ефимова, чтобы отвлечь его от штурмовиков и после этого расправиться с ним. Ефимов более того в угрожающей обстановке не поддавался на уловки врагов. Коротким контрударом отразив нападение, он опять занимал местоположение над штурмовиками и снабжал их действия.

В начале Августа Ефимов и лётчик Алексеев покинули свою базу близ Ленинграда и вылетели на острова Моонзундского архипелага. Здесь по заданию Ставки в глубокой тайне готовилась операция балтийских лётчиков по бомбардировке Берлина. Обеспечивать их секьюрити поручалось специальной истребительной группе, в состав которой включили и Матвея Ефимова. Когда в начале Сентября они вернулись в свою эскадрилью, их с огромной радостью приветствовали боевые друзья.

В середине Сентября в полк поступил команда перелететь на другую базу. Техники заканчивали заправку горючим и пополнение боезапаса, когда парторг позвал Игоря Каберова и вручил ему партийный квиток. Это событие Каберов отметил новыми героическими делами. Окружённый 10 "Мессерами", он сумел сшибить с курса "Юнкерс-87", пикировавший на линкор. "Мессер" оказался нимало рядом, и, чтобы избежать огненной трассы, Каберову пришлось ввести машину в глубокое скольжение. "Мессер" проскочил... и запылал. Это помог спастись от неминуемой гибели "ЛаГГ" с цифрой "63" на борту. Каберов безотложно узнал машину Матвея Ефимова.

Вэтого в тот день Ефимов и его товарищи уничтожили над кораблями 4 "Юнкерса" и 1 "Мессер". А вскоре затем этого Ефимов, Каберов, Костылев и Сухов были награждены орденом Красного Знамени.

Вспоминая о тех днях, Адмирал Трибуц В. Ф. в своей книге "Балтийцы сражаются", пишет:

"23 Сентября 1941 года недруг совершил наиболее интенсивный налёт на Кронштадт. В течение дня самолёты врага немного раз бомбили наши объекты, главным образом корабли. В этих налётах участвовало до 270 самолётов. Лётчики - истребители от рядовых до командиров авиаполков не выходили из машин, поднимаясь заново и вновь для отражения воздушных атак.

В тот день я находился на КП флота и с холма, в мощный бинокль, увидел большую группу вражеских бомбардировщиков шедших от Петергофа к Кронштадту. Ударили наши зенитные орудия. Затем появилась шестёрка истребителей. Больше чуть ли будет, подумал я, под Ленинградом тяжко, вся наша авиация там. Истребители вступили в неравный махач... Позже мне доложили фамилии лётчиков, это были испытанные авиаторы Каберов, Костылев, Ефимов, Мясников и Львов.

В конце Сентября неприятель отказался от массированных налётов на Кронштадт и избрал другую тактику воздушной войны - охоты за нашими одиночными самолётами. В небе стали являться группы вражеских "охотников". Выследив свой одиночный самолёт, они набрасывались на него. Особенно активно охотились они за нашими транспортными самолётами и отдельными лётчиками - истребителями, которых успели запомнить в ходе воздушных сражений. Вражескими "охотниками" занялись наши прославленные асы А. Ф. Мясников, М. А. Ефимов, Г. Д. Костылев, П. Чепелкин, К. В. Соловьёв и другие. За недлинный срок они сшибли немного известных немецких лётчиков.

...Активное участие в защите коммуникаций на Ладоге принимал и 5-й истребительный авиационный полк под командованием Героя Советского Союза П. В. Кондратьева. Под сделаться ему был и военком Матвей Ефимов. Замечательный лётчик, комиссар сам полно летал, показывая образец другим. Часто, следом напряжённого лётного дня, он появлялся в землянках и вёл с людьми непренужденные беседы.

По характеру тихий, добрый, отзывчивый мужчина, военком безупречно не терпел малейшую недисциплинированность. Он был поистине душой полка, мечтал и был уверен, что быстро у нас появятся новые машины, которые по своим тактико - техническим данным превзойдут технику противника. Но ему не суждено было дожидаться этих дней..."

Матвей Ефимов потрясающе стремительно находил групповой язык с авиаторами. Привлекали его душевность, внимательность, умение послушать и вручить медлительный совет. Помогало и то, что он прошёл основательную жизненную школу, получил фундаментальное образование. Ещё в юности был секретарем комсомольской ячейки в деревне на Смоленщине, председателем сельсовета. С 1927 года жил в Москве, учился в Коммунистическом университете и вместе с тем работал на заводе. После окончания университета была танковая учебное заведение, потом занятия в Военно - Воздушной академии. Закончив Ейское училище, стал лётчиком. Затем работал инструктором. Накануне Великой Отечественной его перевели в 5-й авиаполк на Балтику, где он в начальный же день войны и совершил свой первостепеннный боевой вылет.

В эскадрилье, где служил Ефимов, была добро поставлена партийно - политическая служба. Большая служба велась с письмами. Десятки треугольников отправил Ефимов по домашним адресам отличившихся лётчиков, техников, мотористов, причём писал их сам, писал, как говорили лётчики, сердцем своим.

В первые недели войны на лётчиков легла огромная нагрузка. Ефимов сообща с командирами многое сделал для организации отдыха лётно - технического состава. Случалось, лётчиков Костылева, Каберова, Сухова более того вопреки их желанию заставляли перевести дух день - прочий. Только самого Матвея Андреевича никто не видел на отдыхе. Приляжет, бывало, под плоскостью самолёта на куртку, заботливо постелённую техником; члены экипажа разговаривают шёвслед за тем, чтобы не пробудить ото сна, а Ефимов уже привстал, достал записную книжку, что - то пишет: партийную рекомендацию, заметку в "Боевой листок" об отваге лётчиков, похвальное словечко техникам, которые идеально расквашенный самолёт заново ввели в строй, или сообщение семье лётчика, спасшего товарища в воздушном бою...

Так получилось, что как раз Ефимов бессменно оставался на посту, в то время как командиры менялись. Все они были прекрасными боевыми комэсками, но кончина вырвала из строя поначалу И. Новикова, далее А. Мясникова, дважды серьёзно был ранен в бою И. Уманский. Эскадрилья нелегко переживала потери. И само собой разумелось, что в мордобой эскадрилью на правах командира в этих случаях водил парторг, а потом комиссар, Ефимов.

Есть лётчики, о которых говорят: сильны в воздушном бою, штурмовке, разведке, сопровождении бомбардировщиков. Ефимов в равной мере твердо действовал при выполнении задачи любого характера. Он был поистине универсальным бойцом. В 1941 году он начал летать на И-16, далее на ЛаГГ-3. Штурмовал мотомехколонны и прислугу зенитных батарей противника, летал на разведку, штурмовал аэродромы, с которых действовали самолёты врага, участвовал вр многих воздушных боях, надёжно прикрывал нашу штурмовую и бомбардировочную авиацию. Летал над Ладожским озером, защищал автомашины, доставлявшие хлеб осаждённому Ленинграду.

Ефимов изо дня в день вёл карту боевых действий. Скрепя сердце передвигал флажки от границы всё ближе к столице Родины. Вот и Ленинград в кольце. Немало острых вопросов выслушивал парторг: зачем так случилось, отчего отступаем ? Он отвечал, не прячась за цитаты. И вывод делал всю дорогу один: улучшение положения на фронте зависит не вообще от стойкости армии и флота, а от стойкости и отваги каждого из нас. Советовали Ефимову кончить до лучших времён работу с картой, а он не соглашался: "Ежеминутным напоминанием о нашей ответственности является эта карта..."

И вот уже веселье - весь мир говорит о разгроме врагов под Москвой. А с Москвой связана вся бытие Семёна Львова, Георгия Костылева, в Москве работал, учился сам Ефимов. Как же мило было "привести в порядок" линию флажков. Когда освободили Калинин, Ефимов сказал Сергею Сухову:

- Сам поставь багряный флажок. Не потому как, что Калинин твой близкий град, а потому как, что ты в этом месте за него сражался как натуральный герой.

Рассвет первого дня нового, 1942 года эскадрилья встречала в кабинах самолётов. В основополагающий полёт повёл группу парторг. Короткими оказались встречи с противником. Но важен итог: сбито 2 самолёта. Отличились Игорь Каберов и Пётр Чепелкин. На прочий день ещё 2 вражеских самолёта были сбиты над ледовой трассой. И так без малого произвольный день. Тяжёлый урон противнику нанесла группа под командованием Ефимова над линией фронта. "Мессеры", пытавшиеся штурмовать наши боевые порядки, после этого атак Ефимова, Костылева, Львова, Мясникова, Сухова и Чепелкина были подбиты и врезались в землю.

18 Января 1942 года в жизни Ефимова и его боевых товарищей произошло большое событие: 5-й истребительный авиаполк был преобразован в 3-й Гвардейский. Народный комиссар ВМФ Адмирал Н. Г. Кузнецов в своём приказе подвёл итоги действиям полка и поставил его в образец. В успехах 3-го Гвардейского ИАП был весомый вклад и парторга. Только с 22 Июня 1941 года по Март 1942 года включительно Матвей Ефимов 280 раз водил свой истребитель в мордобой, сшиб немного вражеских самолётов. 76 раз сопровождал он на передний край врага бомбардировщиков и штурмовиков. Среди многих благодарностей были и от командующего Ленинградским фронтом, и от Военного совета Краснознамённого Балтийского флота, и лично от А. А. Жданова. И не невзначай в середине Июня 1942 года парторг эскадрильи Гвардии старшой лейтенант Матвей Андреевич Ефимов стал первым в полку Героем Советского Союза. Через 4 месяца следом него звания Героя удостоился и Георгий Костылев.

В Августе 1942 года Ефимов стал заместителем командира полка по политической части. Как и в свое время, он хоть отбавляй работал на земле и в воздухе. Правда, летал в настоящий момент реже, но зато на самые опасные и ответственные задания. Так, 2 Сентября в районе Красного Бора, охраняя наши войска, семёрка "ЛаГГов" во главе с Ефимовым провела напряжённей махач супротив 20 "Мессеров". Три из них были сбиты. 15 Сентября 7 наших лётчиков под командованием Ефимова провели мордобой супротив 10 "Мессеров" и 8 "Юнкерсов". В тот миг для советских войск наибольшую угроза представляли бомбовозы, пытавшиеся накрыть фугасами свой передний край. Ефимов это превосходно понимал. Недаром в боевой характеристике начальник полка Николай Никитин писал о Ефимове: "В бою дерзок и находчив. Подчинёнными в бою управляет отлично".

- Я отсеку "Мессеры" ! Атакуйте бомбовозы ! - передал он ведомым.

Гвардейцы ударили по "Юнкерсам". С первого же захода 4 вражеские машины были сбиты, остальные ушли вспять. Один Ме-109 был сбит Ефимовым.

Случалось, что в полку оставались в строю считанные самолёты. Тогда в махач шли только самые опытные, воевавшие с начала войны: Ефимов, Львов, Костылев, Каберов.

Однажды 8 Гвардейцев во главе с командиром полка Никитиным завязали мордобой с 20 Ме-109. В ходе боя Никитин и Каберов сшибли 2 "Мессера". Но в это время вышла из строя агрегатина командира полка. Пришлось руководство группой передать Ефимову, тот, что и довёл махач до победы.

К Январю 1943 года Ефимов совершил 352 ( по другим источникам - 324 ) боевых вылета, уничтожил лично и в группе 38 ( по другим источникам - 31 ) вражеских самолётов. То было особое время на фронте. Ленинградцы жили надеждой на прорыв блокады. Полку выделили новые, лучшие тогда истребители. Лететь за ними необходимо было самим. Предполагалось, что группу перегонщиков возглавит начальник полка. Но у него в это время было страсть сколько срочных дел, и Ефимов предложил, что полетит за новыми самолётами он, заместитель командира полка по политчасти. Лететь необходимо было на ДБ-3, не приспособленном для пассажиров. К тому же экипажу из - за срочности задания не довелось передохнуть после этого напряжённого боевого дня. И случилось так, что лётчик ДБ-3 не поставил триммер руля высоты на взлётное положение. На разбеге агрегатина вздыбилась, потеряла прыть и рухнула наземь. Пламя молниеносно охватило бомбардировщик, раздались взрывы...

Погибли все, кто находился на борту ДБ-3. Погиб и комиссар полка Матвей Андреевич Ефимов. Тяжело переживали Гвардейцы погибель своего любимого комиссара, как они по - прежнему называли заместителя командира полка. Произошло это 7 Января 1943 года.

Позже Гвардейцы вспоминали: больше 10 ведомых было за 1,5 года войны у Ефимова. Он умело воспитывал воздушных бойцов - командиров звеньев, ведущих групп. Многие, в их числе Игорь Каберов, Георгий Костылев, Семён Львов, Дмитрий Татаренко, Иван Цапов, Василий Черненко, стали комэсками, Героями Советского Союза. Ефимову не раз приходилось быть рядом со смертью, но ведомых он не потерял ни одного. Пример на войне исключительный. И хотя не довелось Ефимову "открыть" тем символическим ключом Берлин, лётчики, которых он воспитал, сокрушили врага, используя боевые качества комиссара полка.

Так же читайте биографии известных людей:
Матвей Штрякин Matvey Shtrykin

Лейтенант М. И. Штрякин совершил 84 боевых вылета на штурмовку войск противника. 0..
читать далее

Матвей Бондарев Matvey Bondarev

Герой Советского Союза (посмертно) за подвиг при форсировании реки Одер во время..
читать далее

Матвей Блантер Matvey Blanter

Песням Матвея Блантера свойственны лиричность, мелодическая яркость и простота,..
читать далее

Мате Гранич Mate Granich

..
читать далее

Ваши комментарии
добавить комментарий